Амулеты.

<Охранители>, у оленных и приморских чукоч употребляются как амулеты. Считается что, охранитель наделен силой, помогающей его владельцу. По всей вероятности, первобытный человек очень рано, еще на первой стадии развития религии, стал пользоваться амулетами. Рассматривая все окружающие его предметы, одушевленные и не одушевленные, как могущественных врагов, он с самого начала считал, что необходимо заручиться благорасположением главнейших из них и пользоваться их защитой против всех других. Отсюда зародилось отношение как к предметам поклонения к горам и ветрам. Человек стал очень рано собирать мелкие предметы, привлекавшие его внимание своим странным видом или обстоятельствами, при которых они были найдены. Он брал их к себе - прибегал к их покровительству. Амулетом могут служить орлиные перья, медвежья шерсть, камни, сучки, птичьи черепки, и разного рода предметы. Внешний вид амулетов не представляет ни чего особого. Они лишь каким- нибудь знаком просят людей взять их к себе. Один человек споткнулся о камень и чуть не вывихнул себе ногу. Этим камень показал, что он хочет быть его амулетом. Древний чукча, встав после ночи, проведенной в тундре, нашел амулет под своей подстилкой. <Магическую силу амулета> придают заклинания, которые как бы насыщают силой амулет, как думают коряки.

У чукоч заклинания не имеют такого большого значения, и главное могущество амулетов заключается во внутренней, неотделимой от них силе, которую приписывают им туземцы.

Существует и естественные и искусственные (сделанные человеком) амулеты. К первому роду амулетов относятся камни, кусочки костей и прочие предметы, которые были подобраны при различных обстоятельствах, так же амулеты животного происхождения - сухие шкурки, кусочки меха, череп, клюв, коготь, пучок волос или клок шерсти, перо. Искусственные амулеты чаще приобретают антропоморфную форму.

Амулеты грубой человекоподобной формы делаются из различного материала. Некоторые сделаны из дерева. Амулетом часто служат сучок, раздвоенный на конце, что представляет ноги. Порою два верхних разветвления представляют руки.

Амулеты также делаются из кожи или их рисуют красками на коже или на дереве. Иногда они накалываются кончиком иглы на коже лица или рук. Все они весьма несовершенной формы.

Существуют также разные, более искусные, чем обычные грубые изображения. Также амулеты называются <лица> (льулк'ылти), так как в большинстве случаев они изображают голову или лицо. Некоторые из амулетов подобного рода представляют животных и птиц.

Очень важными в жизни чукчей считаются личные защитники. Общим чукотским названием такого рода охранителей является <сторож> (гынрырэтыльын) или <защитник> (вириныльын). Их функции заключаются в оказании помощи людям, которым они принадлежат. Они называются также <пособниками> (выёльыт), <помощниками> (винрэтыльыт). Носят их большей частью на теле. Их помощь и покровительство особенно нужны во время путешествий в незнакомых местностях. Поэтому их называют <употребляемый в путешествии> (лейвытумгыт).

У каждого человека есть один или несколько <защитников>. Их носят на шее или привязывают к поясу. Из амулетов животного происхождения преимущество отдается горностаю, благодаря его проворству, ловкости и быстроте. Употребляются также и маленькие шкурки, черепа, клювы и перья птиц. Чукчи верят, что эти хранители в случае нужды превращаются в соответствующих животных и оказывают требуемую помощь. Будучи в двенадцатилетнем возрасте я бродила в верховьях реки Раучуа, и нашла необычный камешек величиной с яйцо маленькой птицы, но с улыбающимся <лицом>. Мой дед сказал, что это <яракэн гыпильывинрэтыльын> - <домашняя помощница в работе>. Сделав дырочку, он привязал ее на основную треногу с правой стороны. С тех пор и по сей день ее считают священной - <кормят> по праздникам, и он постоянно висит на одной ноге треноги основной в летнее время, зимой его кладут в мешок, где находятся все охранители. (по А. Г.)

Грубые деревянные человекоподобные изображения (деревянные духи), которые представляют собой <защитников>, обычно носятся на ожерелье в маленьком кожаном мешочке. Их привязывают к вороту или к спинке одежды новорожденного ребенка.

Фигуры, по форме похожие на развилистый сучок, вырезают из кожи и прикрепляют к различным частям одежды, к ручке ножа, к стенам или потолку спального помещения, к спальному мешку и т.д. Вышитые бисером, они являются заметным украшением.

Некоторые из человекоподобных изображений считаются сверхъестественными мужьями или женами своих владельцев. При исполнении обрядов они называются <обрядовый муж> (тн'икин увэк'уч) или <обрядовая жена> (тын'икин н'эвъэн). При совершении обряда их помещают на полу в стоячем положении. Владелец выходит вперед и исполняет пляску перед своей обрядовой женой, которая, считается, также участвует в пляске (пример приведён Таном - Богоразом). Фигуры таких супругов считаются дающими быструю помощь в болезнях и несчастьях, они пригодны для гадания, в особенности в руках у людей, искусных в магии, также у шаманов.

<Защитники> порою вырезаются из дерева с большей точностью, чем обычные грубые развилки. В фигурке <в> привязано изображение собаки. Например, наша семья почитает семейство собачьих, и фамилия у нас бралась по бабушкиной линии, в основе которой корень <собака> - Ыттыкванав, Ыттынэут, Ыттувги. Поэтому в нашей связке защитников можно увидеть множество собакоподобных фигурок (по А.Г.) Мы находим у чукоч множество фигур такого же характера на связках семейных святынь.

Среди изображений животных мы видим моржа, полярного медведя, волка и ворона, очень часто собаку. Фигурка собаки защищает то злых духов. По представлениям чукоч, эти фигуры в случае надобности не только приобретают жизнь, но и вырастают в размерах.

Пояс - обычное место для помещения амулетов.

На ручках особых предметов для выбивания снега из меховой одежды часто бывают вырезаны человеческие лица из головы животных. Выбивалки также называют <гэльулк'ыллинэт>, что в переводе <имеющие лица>. Делают совершенно разные фигурки точной или грубой обработки. На рисунке изображен <защитник>, имеющий форму собаки с человеческим лицом. На нем одежда из меха.

Бусы обычно заменяют всякого рода мелкие изображения и <лица>. Бусы имеют двойную ценность; будучи охранителями, они в то же время являются жертвоприношением духам. На осеннем празднике <Вылгык'оранмат>, бабушка часто просили меня принести в жертву бусинки на место убоя - бусинки нанизывались на травинки кочки. ( по А.Г.)

Узкая полоска кожи, с прикрепленной к ней бусиной, надевается как браслет на руку ребенка вскоре после его рождения и он носит его в течение всей жизни. Чукчи называют такие браслеты <обертка кисти руки> (мынчачав). Подвески в виде полоски кожи с привязанной к ней бусиной пришиваются к разным местам одежды. Особенно множество их на одежде детей. Они служат одновременно и охранителями, и украшением одежды.

На голову надевается, имеющая большую силу в оказании помощи, подвязка с нескольким бусинками - <обертка головы> (чевчечев). На таких повязках вместо бусин также бывают кусочки дерева. Это, очевидно, более древняя форма <охранителей>. Они называются <человечками> (к'лявылк'агтэ).

Бусинку часто носят в маленьком мешочке на ожерелье. Бусинки также бывают посредниками дружественного союза - чукчи обменивались бусинами, привязанными к нитке.

Многие амулеты представляют собой просто ремешки, с завязанными на них узлами и не имеют ни малейшего сходства с каким-либо живым существом. Эти узлы обычно завязывает шаман. При этом он вкладывает в них части своей магической силы.

Амулеты прикрепляются также и к различному снаряжению, употребляемому в рыболовстве и на охоте. Например, древние изображения тюленя привязываются между поплавками сети для ловли тюленей. Изображения притягивают к себе тюленей и захватывают их. Также предметы называются <помощниками>.

Значение семейных <охранителей> более сложно и запутано, чем значение личных <защитников>. Но они состоят главным образом из сочетаний различных разновидностей описанных уже выше амулетов. Эти амулеты, собранные вместе, представляют собой святыню помогающую материальному благополучию семьи и защищающую ее от нападений злых духов.

У оленных чукоч семейные охранители и священные предметы употребляются для содействия материальному благополучию их владельцев, то есть главным образом для сохранения стада.

В моем детстве был такой случай: я перетащила котел из нашей яранги в другую ярангу, где мой родственник собирался варить мясо, так как вся их посуда была занята. Оказалось, что этого делать не в коем случае делать нельзя. Узнав об этом, моя бабушка меня наказала, подвесив на переднюю часть полога. (по А.Г.)

Братья, двоюродные братья и родственники по мужской линии, живущие на одном и том же стойбище или по соседству, могут свободно обмениваться огнем. Если один из них переселяется в более отдаленный район, его огонь постепенно отчуждается от начального очага, так как он поддерживается чужими дровами и вдыхает чужой воздух.

Наиболее необходимыми предметами в хозяйстве, связанными с очагом и стадом, являются деревянный прибор для добывания огня, связки семейных <охранителей> (тайныквыт) и семейные бубны.

До настоящего времени чукчи применяют способ добывания огня путём сверления дерева. По чукотскому космогоническому мифу, Ворон - мифическое существо - первый высверлил огонь из своей правой ноги посредством своего указательного пальца, а затем высек его ударом своих двух больших когтей.

Прибор для добывания огня посредством сверления дерева у оленных чукчей состоит из доски, обычно грубо обтёсанной в виде человеческой фигуры, из круглого деревянного сверла с куском кости на верхнем конце (коленная кость лося, барана у чаунских чукчей и других) и из лучка, отдельного от сверла. Доска и сверло обычно делаются из дерева. Доска имеет несколько рядов углублений, которые сначала только намечаются ножом, а затем становятся всё более глубокими от частого сверления. Во время добывания огня доска придерживается ногой, в верхний конец сверла упирается левая рука или грудь, правая рука действует лучком, ремень которого обмотан вокруг сверла, вставленного нижним концом в одно из углублений. При своём действии сверло издаёт пронзительный звук, который считается голосом сверлильной доски. Чтобы добиться пламени требуется значительного искусства и усилий. Сверло откладывается в сторону и начинают осторожно размахивать доской в воздухе, чтобы поддержать горение. Затем образовавшееся в углублении небольшое количество разожжённого угля поспешно вынимается и кладётся в сухой уголь, и всё это раскачивается, обмахивается и раздувается, туда же подкладывается лучина и стружки сухого дерева. Таким образом быстро достигается воспламенение горючего вещества. Прибор для добывания огня с необходимыми для его успешного действия углём и лучинойвсегда хранится тщательно завёрнутым в сухие кожи и сверх того прячется в глубину какого- нибудь вместительного мешка, чтобы надёжнее предехранить от сырости.

Итак, деревянное огниво - это доска в дырочках, в которойвращается деревянное сверло, имеет грубую человеческую форму. Чаще всего вырезаются только голова и плечи, иногда и ноги. На лице вырезаются в соответствующих местах глаза, нос и рот. При каждом жертвоприношении рот деревянного огнива смазывается жиром или костным мозгом. Сам прибор называется по-чукотски гыргыр, мн. ч.гыргыртти; по-коряцки gьcgьc, а также qaa-melgьmel - <оленный прибор для огня>. Такое название указывает на прямую связь его со стадом. Углубления, получающиеся на доске от сверления, считаются глазами доски, а скрипящий звук при трении - ее голосом.

На тех стойбищах, где доски для добывания огня употребляются ежедневно, священное огниво с изображением человеческой головы сохраняется исключительно для праздников, а для повседневного употребления служат простые доски. Иногда им также придают человекоподобную форму. После нескольких лет употребления для ежедневных хозяйственных нужд их откладывают и сохраняют с другими приборами для добывания огня. Они становятся священными, благодаря ежедневному соприкосновению с огнем очага. Многие семьи имеют по нескольку таких досок. Некоторые из этих досок сравнительно еще новые, но есть доски очень древнего происхождения, унаследованные от предков. Каждый из приборов связан с определенной частью стада, отмеченной особым тавром. Эти знаки тавра вместе со священными досками для добывания огня передаются из поколения в поколение. Каждый мальчик в возрасте четырех-пяти лет получает из семейного имущества доску для добывания огня и оленье тавро. Если не хватает старых приборов для добывания огня, то делается новый, утверждается новое тавро, потом то и другое передается сыну. Если предки были бедны, затем стадо увеличилось, то владелец его, не желая соединить свою судьбу с судьбой своих несчастливых предков, делает для сыновей новые приборы для добывания огня и утверждает новое тавро для оленей. С другой стороны, бедняки не сохраняют своих досок для добывания огня, поскольку они не принесли удачи. А тем огнивным доскам, которые они продолжают сохранять, они придают новые обязанности и значение. Одна из огнивных досок, обычно наиболее старая, считается покровителем стада; другая покровительствует охоте; третья употребляется при жертвоприношении.

Многие семьи не делают новых священных досок для своих детей даже тогда, когда унаследованных досок не хватает. Только тогда, когда семья распадается, и стадо делится между наследниками, изготовляются новые священные доски, так как каждая часть стада должна иметь хотя бы одного охранителя в виде деревянного огнива. В других случаях при разделе старейшая священная доска, а с ней и старейшее тавро, шатер и все к нему принадлежащее переходит к одному из наследников, обычно либо к старшему, либо к самому младшему сыну. Он является главным наследником и называется <человек с главным прибором для добывания огня> (эвынмилгыльын) или <человек с прибором для добывания огня> (милгыльын). Он играет главную роль при убое оленей и жертвоприношениях. В пологе его место находится с левой стороны. Его родители перебираются на правую сторону для того, чтобы он спал здесь один.

Чукчи считают, что лучшее время для уничтожения таких обветшалых досок - это весенний праздник рогов <Килвэй>. Тогда священные доски сжигаются в праздничном огне. Иногда от них отрезают головы и привязывают их к связке семейных охранителей, но чаще доски сжигаются целиком, а к связке прибавляются лишь маленькие деревянные изображения доски.

Предполагается, что деревянное огниво действительно сторожит стадо. В одной сказке говорится, как к одному оленеводу, у которого олени были очень беспокойны, пришли однажды два безногих деревянных человека, похожие на доски для огня. Пастух угостил их жиром. Перед тем, как пойти спать, они сказали хозяину: <Если олени в стаде чего-нибудь испугаются и бросятся бежать, то лучше всего разбуди нас сразу>. Когда они договорились, хозяин спросил: <Как я вас должен будить?> - <Возьми лучок, - сказали они, - и верти сверло в одном из наших глаз. Когда сверло запоет, стадо успокоится и вернется домой>.

Во время отела оленьих самок огнивные доски вынимаются из мешка и ставятся в наружном помещении шатра с тем, чтобы они могли помочь рожающим важенкам. Вокруг шеи огнивных досок завязывается сухожилие, представляющее аркан. Иногда на ней укрепляется маленькое костяное кольцо, подобие кольца на аркане, которое назначено для того, чтобы петля свободно скользила. Если стадо разделено на две части, то особый аркан одевается на шею каждой огнивной доски, независимо от того охранителем какой части стада она является. На первом осеннем празднике арканы эти снимаются и заменяются новыми, но поздней зимой их снимают совсем и сжигают. Если часть стада потеряется, владелец вынимает ее священную доску и просит ее найти потерявшихся оленей.

К сложенному возле дома имуществу (сети, нарты и т.д.) также привязываются на видном месте священные доски, которые служат <защитниками>, - они охраняют имущество. Например, у моей бабушки есть несколько огнивных досок. Все они хранятся в нарте специально предназначенном для хранения священных предметов. Но одну из огнивных досок каждое лето выносят на улицу и держат там до прибытия стада из летней кочевки. Эта огнивная доска держится верёвкой майыткынык, на месте склада.. По изготовлении новой священной доски над ней исполняется короткий обряд, ясно показывающий, что эта доска предназначена быть сверхъестественным пастухом. Доску приносят домой и кладут за спальное помещение на специальное место, назначенное для священных предметов. Затем хозяин громко восклицает: <Я принес человека-огниво> (мэлгыкылявыл). После этого убивает оленя и смазывает его кровью священную доску. В обычное время священная доска смазывается только жиром или костным мозгом. Смазывая ее кровью, хозяин говорит ей: <Перенеси свое местопребывание сюда>. Затем приносят и ставят в ряд старые огнивные доски. Хозяин говорит: <Го! Это твои товарищи. Смотри, чтобы я всегда легко находил всякую добычу>. Затем хозяин убивает еще одного оленя и говорит: <Так как ты теперь один из моих помощников (буквально: <один из моих молодых людей>), то иди и подгони поближе стадо>. Через некоторое время он спрашивает: <Сделал ты это?> - и сам же отвечает: <Да, сделал> - <Тогда поймай несколько оленей. Кажется, ты будешь хорошо следить за стадом. Здесь у главной огнивной доски ты сможешь научиться мудрости и осторожности>. Этот короткий диалог - хороший пример так называемых драматических заклинаний у чукоч.